Калининград

март 2011

Я всегда считал, что Калининград — это маленький кусочек России, близкий по образу жизни, духу и порядкам к западной Европе. Мне казалось, что это такой старый европейский городок, перешедший России по наследству, что здесь много интересных старых зданий, уютных двориков. Наивно, но представление всегда было таким.

На самом же деле все оказалось с точностью наоборот. Город был почти полностью разрушен во время войны, а восстановлен в лучших советских традициях.

Если на секундочку забыть про историю, то я бы сказал, что Калининград — это город-побратим того Таганрога, в котором живет Сергей Юрьевич Беляков.

Ощущение безалаберного отношения к городу проявляется в каждой мелочи.

Кое-где, все же, можно найти отголоски немецкого прошлого.

Так, в Калининграде вместо нумерации домов принята нумерация подъездов. 99—109 — это все одно здание.

Поездка в калининградские военные форты — пустая трата времени. Выручка от входных билетов идет только на слежение за тем, чтобы внутри никто не поселился и не насрал.

Весенний Калининград празднует 8 марта.

Скоро город узнает, как усердно ГИБДД поздравляет женщин с 8 марта (читай: телевидение сняло сюжет о том, как мент господин полицейский подарил дамам три тюльпана).

Калининградская область

Взять в поездку единственный 50 мм объектив да еще и на кропную матрицу — гарантия постоянного чувства разочарования.

Обычно во время поездок у меня возникает желание вернуться в место поездки снова. Причем желание возникает, когда поездка еще не закончилась: думаешь о том, что не успел в этот раз тут сделать, посмотреть, что надо наверстать в следующий раз. В Калининграде же таких мыслей не было.